Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Со щетиной

Просто, как в пещере...

    
     Да я все о ней, о работе – счастливой и проклятой. В этот месяц порой казалось, что за руки и ноги меня поднимает кто-то другой: Игнаций или Бургомистр, Иоханан или Гарри Эссендайн. А вездесущая камера без передыха мотала на пленку шаги и жесты, улыбки или вспышки раздражения - для грядущего полу-юбилея: если я забывал о ней, то остается шанс, что в эфире появится что-то, похожее на меня и мою настоящую работу…
     Поздним вечером – Интернет: с английским по Скайпу, с ворохом писем, с желчью рецензентов, с застрявшими на рабочем столе интервью, где все опять вертится вокруг слов: верных или неточных, жалящих или фальшивых.
     В последние дни ощущение, как у больного, попавшего в поликлинику, что все болезные – там, - ощущение, что вся пишущая ватага ринулась смотреть и обсуждать несчастную «Ивонну», ни минуты не побывшую бургундской принцессой. И среди всех бесполезных фраз, кокетства критиков, лукавых месседжей друг другу от надменных театроведов – негромкие слова от зачинщика всего этого шума, тихого, никогда не повышающего голос режиссера: 
     — Есть ощущение, что пора выбираться из пресловутой башни слоновой кости. Прошло время эстетских экзерсисов, слишком тревожной стала окружающая нас реальность. О главных вещах нужно говорить прямо, занимать определенную позицию… Режим стал откровенно брутальным, силовики делают ставку на насилие не только на Северном Кавказе, но и повсеместно. Под их чутким руководством возникли профашистские организации. Все это меняет нашу жизнь в сторону конфронтации. Это уже не ситуация, когда цветут сто цветов. Зло теперь имеет материальный ресурс и политическую поддержку. Оно манифестирует себя именно как зло, не пытаясь в отличие от советского зла прикрыться идеалами социальной утопии. Нормальная такая архаика, пещерный менталитет в хайтековской упаковке. Враг будет уничтожен, разорван на мелкие кусочки и рассеян по миру. Вот наш вожак, и мы с удовольствием лижем его мозолистый зад. Все просто, как в пещере. Делать вид, что это карнавал, веселая игра — элементарно непорядочно. Убивают людей, знаете ли...
Со щетиной

Способ мышления

    
     Фельцман
утвердительные фразы всегда начинает словом "нет".
     - Оскар Борисович, так мы завтра в 12.00?
     - Не-е-ет, конечно, в 12. 
     Когда-то его ругали за "Ландыши". В милой песенке услышали "разложение".
     - Оскар Борисович, сильно ругали?
     - Нет, ну конечно!
     Жалко, что Фельцман не пользуется компьютером. Иначе я бы послал ему ссылку на этот клип. Он бы узнал до чего нас довели его "Ландыши".


     Там в комментах хорошая подпись: "Мне всегда нравился такой способ мышления".
     В общем, я сегодня вам принес не букет из пышных роз...

Со щетиной

Заповедник

     Если вы еще не были в Переделкине в музее Окуджавы, поезжайте, как только выдастся первый свободный день. Тот, кто думает, что там встречаются только ностальгирующие семидесятники, будет рад узнать, что поправимо ошибся. Таких просветленных и молодых лиц, как на вчерашних съемках я уже давно не видел. Это настоящий людской заповедник.
     Старостью и ветхостью там даже не пахнет. Ольга Владимировна, вдова Окуджавы, помимо того, что по-настоящему красива и необыкновенно женственна, обладает еще особенным чувством юмора, которое современный тинэйджер оценил бы как прикольное. Во всяком случае, я бы ни за что не хотел попасться ей на язык.
     Смотрительница музея, Лидия Васильевна, тоже женщина удивительно подвижная и остроумная. Когда Ольга Владимировна гордо назвала мне возраст последней, я решил, что лет на двадцать она непредусмотрительно ошиблась. Лидия Васильевна не расставалась с блокнотом, в который записывала телефоны гостей, которые по ее мнению, могли бы ей пригодиться на праздновании юбилея Окуджавы осенью. Она взяла меня за рукав, и доверительно сказала: "Вы не думайте! Мы всем очень хорошо платим". А потом сощурив глаза, с улыбкой добавила: "Любовью".
     Это так.
Во всяком случае в домике для гостей был накрыт стол, а Ольга Владимировна проводила меня еще рюмкой "Хенесси". 
      Мы с Бардиным по дороге домой все сокрушались, что заповедник редеет. Вон уже сколько редких людей ушло.
     Вчера же встретил Ряшенцева, над которым мы так славно потрудились во время съемок "Ангела с окурком". Юра, честно говоря, - потрясение вчера. Когда мы разошлись после беседы, один из наших общих знакомых спросил: "Ты знаешь сколько ему лет?". "Нет"- признался я. "78". Я поперхнулся. Только что Юра сетовал, что после недавнего бурсита врачи запретили ему какое-то время играть в теннис.