Category: работа

Category was added automatically. Read all entries about "работа".

Комсомолец

Предновогоднее

  Стал ценить своё ненаписанное, необсуждённое и неопубликованное.
  Количество подписчиков при такой литературной скупости, как ни странно, растёт, а эмоциональный фон расцвечивается почти весенними красками, когда у меня есть время - без обязанности записывать - вспоминать.
  Понятно, что когда-нибудь мои истории попросятся наружу. Но пока мне очень нравится перебирать свои воспоминания в одиночку. Это мои приватные монтажная и кинозал, где нет места для репортажей из сегодняшнего дня, который для меня всегда размыт и, увы, не представляет совершенно никакого интереса. Я всю жизнь был равнодушен к злобе дня и, возможно, поэтому всегда шарахался от сатиры.
  В эти дни у меня очень много работы. Молодой человек с моей внешностью и документами на моё имя лет сорок назад весьма позавидовал бы мне сегодняшнему, а я, наоборот, болезненно завидую ему - ещё неприкаянному и никому не известному.
  Завтра зрители или массовка встретят меня куда приветливее, чем встречали того сутулого юношу, который страстно хотел всего, к чему нынче уже почти равнодушен я. Я буду много раз открывать бутылки шампанского в разных дублях, кидать разматывающиеся на лету клубочки серпантина в студии, затем выходить перед огромным залом родного Театра мюзикла, кланяться дружно встающей публике в конце спектакля, а потом опять ждать своих снов наяву, где можно невозбранно меняться местами с юношей, которому в той давней точке, в которой я вижу его, предстоящий путь, представляющийся мне теперь коротким, кажется еще таким безоблачным и бесконечно длинным...
Философ

О гражданской позиции

 Когда я выхожу в зал со своим "стендапом", я словно обретаю крылья - мне даже на сцене не бывает так азартно, как в живом и дурашливом общении с моими драгоценными зрителями. Когда я деликатно прошу повторить какую-нибудь пустяшную скороговорку - мне это нужно по ходу номера! - обычно все принимают предложенные обстоятельства, и, несмотря на комичность собственного положения, горазды продолжать пока еще не известную им игру.
  Иногда же мне попадается очень стеснительный или, наоборот, спесивый "партнер", и я понимаю, что мне лучше ретироваться и вовремя вспомнить, что непременное участие в моих розыгрышах совсем не вменено в обязанность купившего билет и даже не включено в стоимость билета.
  Тем не менее я всё же задерживаюсь перед таким зрителем, чтобы успеть строгим голосом спросить: "Где же ваша гражданская позиция?" и после этих слов замечаю, как под хохот зала оттаивает даже сам "потерпевший". Он понимает, что никакой гражданской позиции для этой веселой игры не нужно. Нужно только поверить мне на слово, что я не выставлю никого из своих гостей в невыгодном свете, а в случае их готовности играть со мной - выигрыш достанется даже человеку без "гражданской позиции".
  Сегодня я вдруг заметил, что за последний месяц, путешествуя и развлекая людей на обеих половинах глобуса, я не откликнулся ни на одно широко обсуждаемое в Сети событие. Моя жизнь как будто не выходила за рамки любимой игры в скороговорки. Я в который раз понял, что обязанность дежурить в нашем виртуальном Гайд-парке тяготит меня. Моя гражданская позиция никак не проявляется перед грозным стендапером, принявшим для меня обличье стреднестатистического публициста Фейсбука. Я завидую всякому, у кого находится время и гражданский нерв, чтобы откликнуться на любое происшествие на Земном шаре.
  Я научился развлекать людей и молю только об одном, чтобы у меня всегда был повод делиться с вами видео или открытками с места работы.
  Конечно же, я против всего плохого и обеими руками за все хорошее, что творится на Земле. Но у меня не получаются публицистические скороговорки. Я не умею своевременно осудить или подписать что-то, не проверив и не подумав. В этом деле я не волшебник и вряд ли поспею за самыми бойкими перьями Интернета.
  Желаю вам всем хорошего дня. Насыщенного и наполненного именно вашей, а не виртуальной жизнью. Помните, что когда долго пишете авторучкой, нужно разминать пальчики, когда не отходите от компьютера, необходимо время от времени проморгаться, а когда долго находитесь в гражданской позиции, просто потянуться и улыбнуться. Хотя бы собственному отражению в зеркале.
Подмигиваю

Смех без причины

  Ну, то есть, я, кажется, понимаю... Смех - это всё же территория для не занятых тяжкими думами людей. Вдогонку вчерашнему эфиру с Ургантом полетели комментарии со словами "низкопробный смех", "бездумное ржанье"...
  Ну, как сказать? Я лично знаю сатириков из нашего золотого фонда, я знаком с "тонкими" английскими анекдотами, я читал Проппа и Бахтина...
  Я знаю, как шутят академики и патологоанатомы. Я был в компаниях лингвистов и борцов с режимом.
  Я проштудировал книжку Фрейда "Остроумие и его отношение к бессознательному".
  И теперь, на излёте лет, усвоил, что чувство юмора - вещь настолько зыбкая, как и вкус, проявляющийся по отношению к одежде или к еде.
  Я помру с убеждением, что белые носки к сандаликам - можно, а любители будут есть жареные мозги даже тогда, когда заметят, что их визави за столиком начинает поташнивать...
  У смеха есть один главный враг - неумолимая серьёзность. И его сестра - трагическое восприятие жизни. И его тётка - непобедимое ханжество.
  А дальше - режьте, бейте меня, кидайтесь в меня жареными мозгами: я убежден, что смех без причины - это признак здорового ума и высокого IQ. И хорошего настроения.
  А признак дурачины - это спесь и высоколобость.

Подождите, дайте отбежать, я уже разглядел нацеленные в меня помидоры...
Со щетиной

Анонсик




  Даты моего участия в рок-опере Э. Артемьева "Преступление и наказание" в Театре мюзикла. Постановка А. Кончаловского.
  22, 23, 28, 29, 30 июня, 6 и 7 июля 2019 г.

  Начало в 19.00
Светлая полоса

От друзей



  Эх, забыл вовремя выложить... Это маленький капустник, который показали на моем вечере 25 марта в Театре мюзикла мои молодые коллеги. Картинка, конечно, не айс. Ну, и фиг с ней! Если бы вы знали, как я их люблю, как я скучаю без них.
  Кажется, у нас это с ними взаимно...
Со щетиной

Анонсик



В среду, 22-го мая, буду вести первую часть спектакля «Жизнь прекрасна» в Театре мюзикла. Надеюсь, страшнее оговорки «Леонид Утёсович Утёсов», случившейся в прошлый раз, послезавтра ничего не вылетит.
Со щетиной

Стендап


  Впервые я увидел стендап-комиков в Сиэтле, в 1990-м году. Мы прилетели в Штаты, в группе поддержки наших спортсменов, на Игры Доброй воли и по несколько дней жили в американских семьях, переходя как красное знамя в очередную из них. Это был пик братания двух народов на волне Перестройки, с любым из нас возились как с писаной торбой, наши улыбчивые хозяева водили нас на стадионы, в рестораны, учились произносить слово "борщ", сносили наш несносный английский, хохотали над нашими анекдотами про Горбачева, будто это не ему, а кому-то другому мы были обязаны нашими новыми дружбами и визами в США.
  Честно признаюсь, я был не в восторге от стендапа. Я быстро узнавал в каждом из экспромтов строго отрепетированные номера и только дивился свободе, с которой потом быстрее всех освоился лишь Арлазоров, уже вернувшись в Союз.
  Сейчас я люблю находиться больше в зале, чем на сцене, общаясь со зрителями глаза в глаза и, пользуясь скромными заготовками, довожу их, поверьте, до детского восторга.
  Но кто вернет мне эти пропущенные для стендапа годы, когда на любом эстрадном тексте должно было стоять не меньше трех печатей, не меньше чем от трёх редакторов.
  Милые мои молодые коллеги, свободные в жестах и выражениях! Конечно, вы обогнали нас в непринужденности и простоте. Но мы еще успели до вас побыть в этом жанре артистами, а не только смельчаками. У нас не было за спиной дюжины авторов, которые в мозговых атаках выдавали на гора горы разных по качеству шуток. Мы первыми ступили на территорию свободы, но еще долго с ноги на ногу переступали на ней.

  Флаг вам в руки, наши юные пересмешники! Дай бог, чтобы вам никогда не пришлось собирать штампики от уже вполне возможных редакторов ваших отвязных "импровизаций"...
Светлая полоса

Максимов и Ляховицкий



  Зрители моего возраста, конечно, помнят их. Это два знаменитых партнёра Райкина, один из которых - его полнокровный брат Максим.
  С Ляховицким мы как-то сошлись больше. Он был контактнее и веселее. От него, от Владимира Наумыча, мне перепала фраза, которую я иногда использую, когда хочу немного подтрунить над запальчивостью своих соплеменников: "Когда мы, русские, разойдемся - нас не остановишь!" Чтобы понять, какой комический эффект производила эта фраза, надо представить себе чуть задыхающегося Ляховицкого и добавить легкий еврейский акцент.
  Максим Исаакович был осторожнее и осмотрительнее, шутил тихо, писал стихи для детей и, чтобы не возбуждать пересудов в отношении протекции со стороны своего великого брата, выступал на эстраде под фамилией Максимов. Точно под такой же фамилией, которую в 54-м году придумали для героя Райкина авторы фильма "Мы с вами где-то встречались".
  На Алтай мы однажды поехали втроем. В завершение гастролей нас угостили где-то парным молоком, которое мы с Максим-Исааковичем отказались даже попробовать, ссылаясь на предстоящий перелёт. Владимир Наумыч, в отличие от нас, отказываться не стал и, вспомнив смоленское детство, выдул, кажется, залпом двухлитровую банку. Надо ли говорить, что в аэропорту он всё время просил меня присмотреть за вещами, а путь до Москвы провел стоя в проходе, не имея возможности даже ненадолго присесть.
  Мы очень часто работали вместе. Когда Москонцерт распался, мы потеряли друг друга из виду, хотя время от времени Владимир Наумович звонил и трогательно расспрашивал меня обо всём.
  Потом, тяжело больным, он уехал в Германию, в баварский город Регенсбург, где уже 10 лет жила его дочь Нина. В 2002-м году его не стало.
  Максим Ицикович Райкин умер тремя годами раньше его. Оба, по-моему, похоронены на Ваганьковском.
  Если у вас найдется немного свободного времени, найдите их видео на Ютубе.

  Уверяю вас, это был очень славный дуэт.