Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

В свитере

Свято место





  "Мне было бы некомфортно, если бы я был близко к чужому пенису".
  С этим парнем меня познакомила вовсе не ревность к успеху, который он и его товарищи по праву и должны были отнять у тех, кого воспитала суровая табуированность советской эстрады. Меня познакомила с ним даже не зависть к его человеческой смелости - когда-нибудь и я, возможно, осмелею для похожего разговора с Дудём, когда тот с камерой заявится ко мне в хоспис.
  Я стал смотреть ролики с Александром Долгополовым только потому, что хотел выяснить для себя: нынешний стендап - это продолжение того жанра, в котором подвизались несколько поколений наших юмористов, или его вариация, или, возможно, это какой-то прорыв в другую, похожую на нашу, но всё же - смежную область?
  Теперь, после знакомства с молодыми стендаперами, мне кажется, что они всё же трудятся совсем на другом поле - там меньше актёрской работы и много актуального и молодёжного контента, там - почти то же, что отличает музыку радио "Орфей" от рэпа, который уже вполне органично звучит по-русски: совершенно новый язык и почти полное отсутствие какой-либо мелодии.
 Мы всё же учились на артистов и с разной степенью успеха пытались изображать людей или без удовольствия цепляли на себя эстрадную маску.
  У них человеческие образы возникают штрихами, яркими набросками в ходе - как ни крути - публицистического, несомненно комического или даже сатирического, высказывания. Их диалог со зрителем гораздо доверительнее, намного теснее. Но ведь у них же и совсем другой зритель...
  Меня, конечно, немного смущает отсутствие флажков на их дерзкой лыжне, и я не могу отделаться от ощущения, что в силу возраста своего мне интереснее слушать их в интервью, чем суметь рассмеяться, наблюдая их работу на сцене.
  "А я такой говорю, а она такая отвечает". Мне будет уже трудно согласиться на "такой" упрощенный словарь, пока живы еще те, кто застали меня, когда я читал с эстрады рассказы Булгакова или Зощенко.
  Как хорошо, что свято место не бывает пустым.
  И даже неважно, приобрело или потеряло оно от них в своей сомнительной святости...
Задумался

Запоздалое озарение

  Неприятное открытие. Тревога о близких - это всегда тревога о себе. Даже радио "Орфей" не спасает. Там, на донышке этого беспокойства за родных, за друзей - скользкий страх за себя, за своё будущее.
  И еще: грустно расставаться с иллюзией, что долговечность - удел лишь радушных и доброжелательных. Мой список престарелых зануд отчего-то куда длиннее перечня неунывавших.
  Как же так? Я, не зная адреса своих обращений, молюсь за тех, без кого моя жизнь потеряет всякий смысл, то есть, я прошу о сохранении смысла моего бытия, а значит опять - хлопочу о себе, не стоящем и мизинца тех, без кого невозможна любая осмысленная минута.
  Эх, если бы получалось отвадить всякую беду каким-нибудь исступлённым молением, смахнуть её как остатки кромешного сна! Зачем они старятся и болеют - вчера еще крепкие и молодые? По какому праву уходят раньше тебя, оставляя тебя один на один с поколением, чей язык непонятнее суахили?
  Где найти силы, чтобы снести не чужую тебе беду? Как отрешиться от мысли, что чужое несчастье - это паника о себе, крик о своём бездольи?
  Это открытие хуже всех скелетов в шкафу - они рассыплются раньше, чем их обнаружит редактор самой желтой программы. Я беспокоюсь о близких только потому что страшусь за себя - что может быть отвратительнее такого запоздалого озарения?
Задумался

Тфилин



  В конце прошлого года мы летели в самолете из Саратова с небольшой группой хасидов. Они сидели по диагонали от меня, заняв через проход пару рядов тройных кресел. Когда пришло время молитвы, самый молодой из них, безошибочно узнав во мне человека, к которому среди других пассажиров есть смысл обратиться, показал жестом, не хочу ли я воспользоваться тфилин - известным всем верующим евреям приспособлением, состоящим из кожаных ремешков, продетых через две маленькие коробочки, одна из которой прикрепляется к руке, а другая посредине лба, а точнее, на линии волос, если они наличествуют у молящегося. Мои читатели знают, как я безнадежно ненабожен, и я ответил молодому парню, что лучше сделаю это дома.
  - У тебя есть? - доверчиво спросил он.
  Кивком головы я ответил, что не стоит беспокоиться.
  Дальше я утонул в облаках воспоминаний.
  Можете ли вы себе представить, что на Колыме у нас действительно были тфилин! Я часто наталкивался на голубую коробочку, когда изучал содержимое своеобразного сундука под сиденьем дивана. Там хранились пластинки с еврейскими песнями, Ветхий завет на трех языках, издания 1913 года, какие-то мамины безделушки, и бесполезные раритеты вроде выходных туфель или ридикюля, альбомы с фотографиями и, кажется, пара верблюжьих одеял на случай, если я опять заболею воспалением легких.
  В один из дней папа вытащил голубую коробочку и объяснил нам с братом назначение таинственных ремешков.
  Не знаю, сохранил ли мой брат эту коробочку в многочисленных переездах после кончины отца, но Библия каким-то образом оказалась у меня, обернутая по традиции прежних времен в гладкую бумагу.
  О том, что отец был верующим, я узнал только в самом конце его трудной жизни, когда в письмах ко мне и в персональном завещании, написанном от руки в больнице Рамат-Гана, он ссылался на "нашего доброго Бога", который и после его смерти должен был хранить нашу семью.
  Во мне нет религиозного чувства, я так же ничего не могу сказать о набожности моей матери, поскольку вырос в те времена, когда на Колыме даже для православных не полагалось маленькой церкви. Но маленькое приключение в самолете теперь видится мне началом книги, которую я очень хочу потихонечку набрасывать в этом году.
  Чтобы не отступать от данного себе обещания, я решил обозначить его пока в этом статусе...
Бицепс

Ждать и догонять

  Ждать хуже, чем догонять. У меня не хватает дыхалки ждать. Как это вообще можно сравнивать? Я догоню любую хорошую новость, если буду знать, куда бежать за ней. Но я теряю дыхание, когда мне напоминают про три положенных года, чтобы выйти встречать эту дуру на порог. Сколько мне еще осталось три по три по три, чтобы ждать, ждать и ждать... и захлёбываться совсем не терпеливым терпением?
  Скажите, куда бежать, и я истрачу последние запасы в лёгких, чтобы догнать одну стоящую роль, спокойствие за своих близких, мир между двумя озверевшими от ненависти соседями.
  Три года - это очень много в моем возрасте.
  Я внимательно заглядывал в глаза, намекавшие мне на то, что судьбу надо брать в свои руки: сочинять самому тексты, рожать детей из пробирок в собственной морозилке, звонить Спилбергу или молиться Богу, которого замучили цитатами, как покойную Раневскую, не вручавшую никому даже четверти скрижалей, затасканных её бесстыжими моисеями. Бл*дь, у этих терпеливых даже не дрожат веки, когда они советуют мне эту чушь.
  Лучше всего не встречаться с этими бодряками посреди ненастного дня: они врут подлее, чем метеорологи, которые в самую гнусную хлябь обещают солнце веселыми смайликами, именно тогда, когда я хочу видеть его выкатившимся изнутри - от самой первой доброй новости, которую я, бля буду, догоню, пока вы советуете мне её дождаться...
Люся, Алло

Хамсин

О том, что ожидается хамсин, меня предупредили за два дня до хамсина. Вчера мне сказали точно, что сегодня будет хамсин. Утром я держал в одной руке мобильник, а во второй руке трубку стационарного телефона в номере, отвечая, что уже знаю, что надвигается хамсин.
Несколько советов пришло в комментариях к последним статусам: мне советовали пить как можно больше воды, поскольку по всем приметам ясно, что хамсин уже не за синайскими горами, а в личных сообщениях пришли советы, что нужно держаться как можно дальше от солнца в те дни, когда наступает хамсин.
Сегодня в бассейне я своими глазами видел, как понесло стойку с фруктами, когда пришёл хамсин. Навес над стойкой выступил в роли ветрила, и два дюжих официанта едва отвратили под парусом фруктовую смерть.
Между тем, по барной стойке смело разгуливала ворона, независимым видом показывая, что плюёт на этот хвалёный хамсин. Она недоверчиво принюхалась к ярким плодам в оставленной на произвол судьбы корзине, приняв ее за бутафорию, и тут же коршуном спланировала на какую-то крошку у самого моего лежака.
Послушайте, даже во время хамсина у каждого найдётся своё важное дело. Главное, только точно знать, когда наступит этот чёртов хамсин.
На балконе

Светлой Хануки!

image

Всем своим друзьям и читателям, празднующим Хануку, желаю добра и света!
Будьте успешны в сольном исполнении своих желаний и счастливы в семейном кругу!
Терпения и оптимизма всем, кто успел расстроиться или загрустил!
Smile

Эпистолярный и волнительный

     Сегодня вдруг завелся, слушая в машине радио. Вполне бойкий ведущий на "Вести-ФM" объявил, что Джим Керри решил попробовать себя в эпистолярном жанре. Оказывается, он просто пишет книжку для детей. Но это бог с ним: может, когда-нибудь попробует и в эпистолярном... Если напишет письмо ведущему.
     А вот слово "волнительный" продолжает волновать всех, кому оно не нравится. В том числе, и меня. Вчера, пока на ринге бились наши богатыри, успел столкнуться с этим словом не раз и не два. Естественно, заволновался. Стал рыскать по словарям. Оказывается, слово уже давно разрешили. Воображал себя Кличко, когда представлял перед собой составителей нынешних словарей. Но оказался повергнутым Поветкиным, успокоившись лишь на этой статье