Category: техника

Category was added automatically. Read all entries about "техника".

В свитере

Моим друзьям

     Благодарю всех за поздравления!
     Конечно, я не справлюсь с таким числом личных сообщений, мечась от планшета к телефонам! Пожалуйста, не обижайтесь на меня, если не сумел вам ответить. Я тронут вниманием, но больше всего беспокоюсь за чувствительность моих щепетильных друзей.
     Спасибо вам еще раз за тёплые слова и преувеличенные восторги. Я правда очень рад, что мне есть с кем поговорить и посоветоваться, когда я сомневаюсь.
     Я бесконечно благодарен вам за тепло, которое поступает, даже когда я не гашу свои задолженности.
     Будьте здоровы, дорогие мои друзья! И помните, что снисходительность - это не только прощение свысока, но еще и терпимость - рядом.
     Я счастлив, что рядом со мной такое бессчётное количество достойнейших людей.
Со щетиной

За чем?

   "Зачем я сюда пришла?" - мама замирала в шаге от холодильника, а ее рука вопросительно застывала в воздухе. Та же история повторялась у шкафа или серванта. "Зачем я сюда пришла?" - я никогда не забуду комическую интонацию, с которой мама произносила этот дежурный домашний мем.
     Я рассказывал вам, как мой директор почти вылечил меня от рассеянности. Однажды он предложил мне называть вслух все совершенные действия, на которых меня обычно подводит память: "я выключил утюг", "я закрыл квартиру". Когда поступки озвучены, их труднее забыть.
     Сейчас, вернувшись после концерта в отель, я, пропустив воспоминание о том, как зашел в номер и включил свет, застал себя уже со светящимся планшетом.
   "Зачем я сюда пришел?" - произнес я вслух, открывая свою страницу, и, когда уже вопрос отзвучал, обнаружил, что его произнесла внутри меня мама - точно с той комической интонацией, которая превращала ее минутное бессилие чуть ли не в победу над склерозом.

    Пока я вспоминаю, зачем я сюда пришел, может быть, напишете мне, а вы - за чем?
С рожками

Не улучшайте!

     Не знаю, наверное, я – консерватор. Но когда всё кругом «улучшают», хочется возопить: «Оставьте как было или сделайте хуже, или сперва опробуйте на себе" Помню, как Максакова кричала Виктюку на репетициях «Милого»: «Роман Григорьевич, ради бога не улучшайте! Будет хуже». И порой оказывалась права: Мастера иногда заносило, и ясный посыл сменялся штукарством – усложненный кусок спектакля становился изощренным, но непереваримым.                    
     А они все улучшают и улучшают. Телефоны, гаджеты, сервисы. Нет бы попробовать сделать революцию в отдельно взятой стране: на своем личном, приватном девайсе. Так нет же: мировая революция должна охватить всех, едва поспевающих за ними в ногу.                    
     Вот что сейчас творится с правкой в ЖЖ? Зачем они опять все «улучшили»? Ведь глюки – заразная вещь. И собственный текст после них начинаешь ненавидеть: лишние пробелы, скачущие поля. Фантазия пьяного кондитера, поэтическая лесенка вместо привычно отформатированного поста. А иллюстрации? Ну как их вставить на трезвую голову – так, чтобы они не замещали текст и не скакали по нему аки нестройные видения? Отчего же нельзя было попробовать внедрить новшество хотя бы на личной страничке их главного кулинара? Не знаю еще, каким образом лягут эти строчки в лыке написанного поста. Но можно ли попросить от привычно послушного большинства обычных пользователей...                                 

     Не хрен улучшать. Или делайте это так, как японцы. На фотографиях, которые я еле запихнул в этот нервный текст...

 
Мент

На заборе написано...

     "Зачем вы так отчаянно серьезны?" - хочется мне иногда спросить своих читателей в конце уходящего дня. - "Зачем позволяете себе то, что никогда не позволяю себе я в отношении вас: грубость или, того хуже, мрачные пророчества?"
     Но Сочи, в котором я провожу сейчас беспокойные ночи, не дает покоя и днем. Олимпийский город в это время суток способен пробудить в каждом госте азарт фотоохотника. Я еще не вполне освоил айфон как подручное средство останавливать прекрасные мгновения на лету, и первые уроки постигаю в запечатлении разнообразной недвижимости. Пока улегаются страсти в комментах к предыдущему посту, я успею познакомить вас еще с одним своим фотографическим опытом. 

     Даже не загадывая, как вам захочется назвать этот снимок, рискну предположить, что город практически готов встречать олимпийцев. Не зря же пытались здесь из каждого полицейского сделать заправского переводчика.




Со щетиной

НОТ

     
     Записанное на пленку объявление с просьбой не пользоваться фотоаппаратурой обычно не помогает. В начале концерта прошу еще раз выключить фотоаппараты. Мужчины неохотно, но с пониманием зачехляют свои мыльницы. Женщины продолжают веселить яркими вспышками. Сегодня решил испытать еще один прием. Сказал, что включенные фотики дают наводки на микрофон. Подкованные зрительницы тут же запихнули блестящие фотоаппарты в свои изящные сумочки. 

     Дарю коллегам. Без копирайта. Пользуйтесь. В пору моей молодости это называлось научная организация труда.
Со щетиной

Как жить?

    
     Опять глюкнулся Самсунг Duos. Еще в Штатах он наотрез отказался водиться с одной из сиамских сим-карт. На неунывающем Брайтоне нашли соломоново решение: выдали мне маленький бестолковый телефончик, презиравший кириллицу. Я быстро сочинил шаблон, в котором просил всех, писавших мне на родном языке, срочно перейти на латинский шрифт. После приземления на Родину мой старый девайс совсем закапризничал и был препровожден в сервисный центр, где на прошивание ему отвели пять дней, в которые я должен был перебиваться горьким неузнаванием всех своих абонентов. О, их номера несомненно были сохранены в моем компьютере, но – боже мой – сколько человек сегодня трудилось, чтобы освоить эту корейскую грамоту хоть сколько-нибудь толкового перевода - из контактов gmail в контакты тети Сони и дяди Эриксона. Завтра еще одна сим-ка перекочует в вожделенный айфон, и я уже знаю, как затуплю свои зубы о гранит новой науки.
     Бесполезно убит день: мне нужно только звонить и узнавать звонящих до того, как я их услышу. Зачем я дожил до этого страшного дня, когда из девайса со страшно помельчавшим для моего возраста шрифтом будут торчать эти сервисы фейсбука, поиска Google и ресурса «В контакте». Кажется, у меня не хватит дыхания бежать за этой техникой. Но я по-прежнему не хочу рыться в потрепанной телефонной книге, где добрая четверть моих друзей уже давно не слышит звонков с этого света. 

     Как жить! Как жить!
Со щетиной

Эхо

    
     - Зачем они позвали этого идиёта? - Дед негодует, но почему-то прибавляет звук.
     Теперь идиёта будет слышно и в моей комнате. 
     - Так выключите! Не слушайте!
     - А что еще слушать...

     Дед - настоящий демократ. Поэтому пускай себе говорят все! А именно: только Латынина и Радзиховский.
     В последний день в коридоре лежала привычная полоска света из его комнаты и шкворчало "Эхо", когда я застал деда на полу.     
     Оно аукнулось за ним в больницу. Старый транзистор так и остался там. Остальное  я забрал, когда сиделка сказала, что из тумбочки уже можно забрать лишние вещи.

     Завтра у меня целый час на его любимом радио. "Дифирамб с Ксенией Лариной". Подготовиться к эфиру для меня означает - запретить себе экать и мэкать. А значит, почти избежать повода, чтобы кто-то мог сказать: "Зачем они позвали этого идиёта?" Вопросы можно задать здесь. А пока, если можно, один вопрос от меня:

     Какое радио вы слушаете? Дома или в машине.

Со щетиной

Переведите часы... на десять лет вперед!

     
     Английский практикум заводит меня на разные научные ресурсы. И я, открыв рот, замираю от пылкости воображения и настойчивости тех, кто продолжает исследовать и улучшать наш бренный мир.
     Этот ролик прислал мой англоязычный брат, Фрэнк Шифрин из Пало-Алто. Он очень хочет, чтобы я разговаривал на английском так же, как все несколько сотен членов Клуба Шифриных в США, который он много лет возглавляет. Каждое лето мои близкие и дальние родственники собираются на несколько дней в Калифорнии. И каждый год я не могу выбраться к ним. Впрочем, они все равно исправно шлют мне свои приглашения.
      Сегодня мы перевели время на час вперед вместе с пытливыми пассионариями, которые под кризисом, скорее всего, понимают не пропавшую возможность покупать дорогие гаджеты... Для них это то же, что кризис для художников - задержка дыхания, стесненность воображения, отсутствие идей. Дай Бог, чтобы с ними это не случилось.
      (Вступительный текст для испытывающих трудности с переводом вполне можно пропустить). 
     Доброго Вам воскресения, мои мудрые друзья и читатели!
   
Со щетиной

Отца никак не вспомню молодым:

Все седина, да лысина, да кашель.
Завидую родителям моим,
Ни почестей, ни денег не снискавшим.
(А. Городницкий)


 
     «Подставляя под кран пиалы с засохшими хлопьями «геркулеса», я мысленно составлял предложения, которые должны были бы передать мой восторг перед счастливым уик-эндом. Но затем этот восторг омрачился издержками непослушной памяти: одна из фраз должна была содержать число лет моих тайных отлучек в высотку. Но я не помню год, в который я купил квартиру в Котельниках.
     И правда, что я не знаю, сколько в ней квадратных метров. Я не помню ничего из того, что должен помнить мемуарист: даты, фамилии, явки. К слову сказать, я не помню, где сохранил пароли для некоторых программ на ноутбуке.
     В последнее время я увлекался антропологией, этнографией и историей, проявляя повышенный интерес к арийцам и Шумеру, но теперь с сожалением признаю, что все прочитанное мной оставило лишь впечатление о прочитанном. Я по-прежнему не помню хронологии, и не смог бы выдать нечаянным слушателям связную историю Шумера или арийцев.
      Я вовремя встал в фарватере моей реки забвения, чтобы успеть собрать все, что она не унесла еще в своих мутных водах: имена тех, кого я любил, имена тех, кем хотел быть любимым, подробности той жизни, которую уже почти затопило непослушной рекой.
     Сперва надо было бы отречься от всех интервью, на которых остались брызги от моей речки Леты: создавая миф о самом себе, я многое бесстыдно переврал, не полагаясь на память, которая иногда предлагала мне совсем не то, чем я хотел бы гордиться.
     Мне нужно оживить воспоминания о своих родителях, потому что это единственные воспоминания, которые меня согревают и за ничтожную скудность которых мне по-настоящему стыдно». ("Течет река Лета" )