Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

Со щетиной

Агон и агональная культура.

Агон и агональная культура.

Ключевым понятием нашей темы является агон. Агон неоднократно подвергался и подвергается осмыслению, особенно если исследователя интересует античная культура и философия. Такие исследователи впервы…

Posted by Нахим Шифрин on 15 авг 2017, 10:00

from Facebook
В майке

Побудочная



     Про этого парня, если вы с ним еще не знакомы, можете прочитать в Википедии. Я же добавлю к этому ролику одну подходящую цитату из Шопенгауэра и буду считать, что уже сделал одно доброе дело, отвлекая вас от кричащей ленты мрачных или пугающих новостей. 

     "Если человек молод, красив, богат и уважаем, то, чтобы судить о его счастье, надо ещё знать, весел ли он; тогда как если он весел, то безразлично, стар он или молод, прям или горбат, богат или беден – он счастлив".

     Доброго вам утра и веселого дня, мои дорогие читатели!
Со щетиной

Практика - критерий истины

     
     Сегодня меня страшно расфрендил автор монолога о тете Соне. Страшно - потому что, дезавуировав подписку на мой журнал, озаглавил свой протест в свежем посте цитатой из Лао Цзы: "Практика - критерий истины" и зачем-то дал ссылку на оставленный им блог с убийственной припиской "Известный человек - далеко не всегда самый умный".
     Последняя фраза, конечно, может соперничать с Лао Цзы в оригинальности и краткости, но провоцирует вопросы к автору столь содержательного афоризма.
     Моя почта последних лет часто приносила мне скупые весточки из Израиля, где нынче проживает афорист. Весточки имели форму эстрадных монологов, из которых я по нерасторопности так ничего за эти годы не выбрал. А сегодня, уступая сентиментальности, я вдруг вспомнил, как в невесть каком затертом году привез из Киева, где творил тогда неизвестный аматор, пухлый пакет, в котором и тогда ничего подходящего для меня не оказалось, зато по моей щедрости кое-что пригодилось коллеге, буквально через месяц прославившей своего автора первым из монологов тети Сони.
     ЖЖ - это часто ратное поле, на котором сводят счеты разочаровавшиеся друг в друге блогеры, но мне меньше всего хотелось бы такой известности и такого безумия.
     Пост этот в общем-то легче закончить благодарностью рассерженному писателю. За то, что подарил мне удовольствие найти и другие сентенции мудрого китайца. Ну, вот, например, такую: 

     Кто делает вид, что много знает и ко всему способен, тот ничего не знает и ни к чему не способен.
Со щетиной

Платон мне друг

"Пусть мне дороги друзья и истина, однако долг повелевает отдать предпочтение истине".
(Аристотель)


      Сначала были пирожки и чай в гостевой «Современника».  
     - Вы не общаетесь? – спросил меня знакомый, имея в виду мизансцену, в которой мы с Хазановым оказались в разных сторонах не очень большой комнаты.
     - Ну, почему? Я же, входя, сказал «здравствуйте!» Оно адресовалось всем.
     - Понятно, - ухмыльнулся мой знакомый, - просто вольтова дуга засветилась.
     В зал пригласили, когда все уже, в основном, расселись. Встретил Колю Попкова, артиста из «Современника», он повалил сходу: мой однокурсник, Стасик Марьин, недавно умер от рака. «Как же так?»
     «Как же так, Стасик.. как же так рано? Стасик в белом свитере, с горлышком под подбородок...»
        После спектакля пошел по гримеркам. Валентин Иосич, уже в майке, делал вид, что опять недоволен собой. Мы эту манеру знаем. На самом деле ждет, что его будут переубеждать... Переубеждал. У нас так положено. Саша Филиппенко улыбался, недоверчиво принимал поздравления. Заглянул и в гримерку Разуваева
      - Спасибо! Спасибо! С премьерой! Второй спектакль - это всегда... Спасибо! Будет расти! Конечно! Еще как вырастет!
     «Как же так, Стасик. Как же рак? А я вот еду завтра в медтехнику - деду присмотрю ходунки. Еще утку теперь надо. И судно…» 
     - Что это у вас? – Виктюк теребит вывернутые швы на моем костюме. – Это от Мараса?
     - Да!
     - Конечно, я никогда ошибаюсь. Я же вижу: Марас!
     - Да, ладно. Это я сам придумал. Рассказал портному!
     - Сволочь!
     - Кто? Марас?
     Не стал говорить ему, что нету Стасика. Он у него еще в «Игроках» засветился в пору учебы.
     По дороге домой вспоминал давний свой стишок. Вспомнил, когда подъехал к дому:
     Мы в чем-то с Аристотелем похожи.
     Мне больший друг других друзей дороже.
     Но Аристотель был не бескорыстен.
     А мне мой друг дороже всяких истин.

     Спектакль называется «Сон Гафта, рассказанный Виктюком». В  Интернете уже много отзывов. 

Со щетиной

«Постоянно вспоминать свое прошлое...

...значит сознательно делать больней себе». (Л.Хей)


     «...Но почему же Луиза Хей не советует вспоминать? Вспоминать, не приукрашивая, все равно не удается, вызываешь к жизни забытую гадость, делаешь из нее предмет искусства, а гадость опять возвращается туда – на место – в память, слегка накрашенная и причесанная. Откровенной подлости я за собой не вспомню, случаи трусости, правда, бывали, но они, к счастью, ни разу не были отмечены ни жестокостью вследствие трусости, не привели, не дай Бог, к чьей-нибудь погибели, да мне же еще всегда выпадало расплачиваться за них страхом или разными хворями… Судьба правильно воспитывала меня и вполне подготовила к затворничеству, в котором не нужно ни трусости, ни жестокости. Опасениями и болезнями предстоит еще долго платить по ее векселям, однако будущее уже не так опасно, как вылазки в прошлое, в котором все - не так, в каждом поступке - оглядки на чужую волю, всюду нерешительность, спешка. «Из меня мог бы выйти Шопенгауэр, Достоевский…», но я живу за скобками правильных решений и втайне надеюсь на более удачную, чем в этот раз, реинкарнацию». (Е.Шифрин, «Мир тесен»)

     «Прошлое ушло навсегда. Это факт, и тут ничего не поделать. Однако можно изменить наши мысли о прошлом. Как, однако, глупо наказывать самих себя в настоящий момент только за то, что кто-то обидел вас давным-давно». (Л.Хей)